Группу ревизоров, прибывших на Банг-Тао 24 марта, возглавил глава пхукетского отделения Казначейского департамента Айсон Сутхамтхевакун. Его сопровождали шеф полиции Чернг-Талей полковник Чумпхон Кананурак, сотрудники правоохранительных органов, а также военнослужащие вооруженных сил Таиланда. Их задачей было гарантировать, чтобы никто не помешал инспекции и замерам.
Земля у Банг-Тао площадью 72 рая (11,2 га или 11,2 тыс. кв м) официально является государственной собственностью, которой распоряжается Казначейский департамент на основании титула «Пхо-Ко». То есть землей владеет Королевство Таиланд, но ее могут использовать и развивать частные лица на основании официальных разрешений на одобренные государством проекты. Однако некоторые из лиц, занимающих отдельные части этих 72 рай, утверждают, что земля находится у них в частной собственности на основании имеющихся на руках документов. Эти бумаги сейчас проходят проверку.
Оловянное наследие
В беседе с журналистами местный житель и один из участников тяжбы Ракчат Мунсук рассказал, что на указанной площади в 72 рая сейчас проживают около 900 человек. Они обосновались у в районе престижного пляжа, когда о туризме речи еще не шло, а именно в 1977 году, с момента истечения срока действовавшей до этого концессии на добычу олова в указанной местности. Тогда, в 1977 году, Казначейский департамент «продали или вернул владельцам» землю, разделив ее на 700 отдельных участков.
Возвращая землю в общественное пользование, Казначейский департамент передал участки трем разным группам лиц: наследникам изначального владельца; проживавшим там более 30 лет и арендаторам. Согласно решению кабинета министров от 1986, законно занимающими участки были признаны 11 лиц.
«Из них я – нынешний владелец [одного из участков] земли», – заявил господин Мунсук.
В беседе с журналистами он рассказал, что в какой-то момент сдал свою землю в аренду некому «оператору бутик-отеля», который затем пересдал ее в формате отдельных участков меньшей площади 24 другим лицам, которые заняли землю и теперь отказываются выезжать. Господин Мунсук подчеркнул, что речь не идет о «вторжении» или «незаконном захвате», скорее о «разрыве во взаимопонимании».
При этом господин Мунсук заявил, что нынешние жители сейчас отказывают ему в доступе к его собственной земле. Конфликт, по его словам, происходит постоянно.
«Именно я тот человек, которого постоянно ущемляют «мафиозные группы» и эти жители», – заявил господин Мунсук, подавший судебные иски против всех 24 субарендаторов земли.
«Я подал иски против каждого из этих лиц с требованием снести все постройки, поскольку земля на самом деле принадлежит Казначейскому департаменту, который, согласно самому департаменту, будет ей владеть в будущем на основании министерского распоряжения», – заявил господин Мунсук.
Мужчина отметил, что обратился в офис премьер-министра, «который отдел губернатору приказ принять меры незамедлительно».
«Все главы соответствующих местных ведомств заверили меня, что справедливость восторжествует, а жители по-прежнему смогут обеспечивать себе существование. Некоторые из жителей приходят на мою землю, чтобы готовить [и продавать здесь еду], не платя ни единого бата. Я разрешил это на фоне ситуации с COVID-19. Я помогаю им тем, что не бери с них ни бата. Но есть те, кто требует с некоторых из них денег. Я не против сейчас, но когда истечет срок аренды, они уйдут», – заявил господин Мунсук.
Земля у моря
Среди ответчиков по иску о незаконно занимаемой земле значится Тханапон Самран. Он утверждает, что унаследовал свой участок от матери Лай-Ра Самран, которой вернули землю, после истечения срока оловянной концессии в 1977 году.
«Я тружусь здесь с восьмилетнего возраста, когда начал работать «пляжным помощником». В 2006 году я открыл торговлю, начав продавать «колу» и мороженое туристам. Но в 2018 году компания-оператор бутик-отеля, владельцами которой являются Манасан Нараратванчай и другие, пришла на эту землю и предъявила права на нее. Они заявили, что взяли ее в лизинг у владельца и стали требовать от жителей арендную плату. Некоторые люди согласились. Другие, включая меня, нет», – рассказал господин Самран.
«Я не сдамся, поскольку моя семья жила и работала здесь, начиная с поколения моей матери. Когда я отказался платить аренду, возник конфликт. Меня запугивали, мое кафе с роти было повреждено», – добавил он.
Впрочем, сама инспекция Казначейского департамента прошла без каких-либо проявлений агрессии с чьей-либо стороны. Официальные лица говорят, что разрешить конфликт может только суд. Именно ему предстоит определить, кому принадлежит земля и кто (если вообще кто-либо) имеет право собирать арендную плату за ведение предпринимательской деятельности на ней.
 

Похожие записи

оставить комментарий

семнадцать − четыре =

Создать профиль



Войдите в свою учетную запись